Lorique (lorique) wrote,
Lorique
lorique

Categories:

Не перебивай меня!

Кажется, люди совершенно разучились слушать. Никто никому не дает рта раскрыть - перебивают, говорят одновременно, перекрикивают, не дослушивают...
На предыдущей работе этим особенно отличались пациенты. Зададут вопрос, тут же на него ответят, сами себе возразят, придут к какому-то выводу и уйдут, умиротворенные. Но им особо важные рекомендации я записывала на коробочках лекарств, и совесть у меня была чиста. Сотрудники тоже друг друга особо не слушали, а скорее спешили поделиться своими новостями и соображениями. Можно было понять - в выдавшуюся свободную секунду гораздо важнее было рассказать о том, как прошли выходные, чем слушать чужие рассказы о чужих выходных.

Новые сотрудники ничем не лучше. У каждого из них своя причина не слушать других. Одна ценит себя гораздо выше всех остальных, они ей просто неинтересны. Другая может поговорить с людьми только на работе, а в остальное время ее единственный собеседник - собачка. Третья обожает слушать о чужих делах, но она задает столько уточняющих вопросов, что еще неизвестно, кто во время диалога говорит больше. У четвертого сомнительного качества слуховой аппарат, и иврит хромает (русский тоже), и говорить с ним - то еще удовольствие.

Светские беседы я с ними почти не веду, при первой же возможности даю себя перебить и затыкаюсь. Но иногда мне надо, чтобы меня выслушали. А это очень трудная задача.

Бывшие узники гетто и концлагерей имеют стопроцентную скидку на большинство лекарств. Раньше у нас были списки этих людей, со списком лекарств, положенных каждому из них бесплатно. Для того, чтобы оплата аннулировалась, фармацевт должен был произвести несколько несложных действий, но без них скидка не производилась. Так что нужно было внимательно за этим следить, чтобы человек не платил за то, что положено ему бесплатно.
Последние полгода задача сильно облегчилась - на подавляющее большинство лекарств скидка проходит автоматически, без нашего участия. За исключением совсем небольшого количества лекарств, на которые мы до сих пор должны производить те самые нехитрые действия. Но частенько получается так, что фармацевт забывает это сделать, и оплата за лекарство взимается. Если бы пациент стоял напротив нас, как в обычной аптеке, то он бы сказал: "Минуточку! А почему это я должен за это платить?", и ошибка была бы исправлена на месте. Но с учетом нашей специфики, ошибки открываются только через несколько недель.

Сегодня был именно такой случай. Родственники одной из узниц гетто обнаружили, что мы дважды сняли с нее по десять долларов за лекарство - в августе и в сентябре. Пожаловались начальству, начальство позвонило и наорало на заведующую, заведующая наорала сначала на нас всех, а потом конкретно на тех, кто допустил ошибку, и скомандовала работать как следует, а именно...

Она хотела проговорить весь алгоритм действий с начала и до конца. Она начинала свою речь три раза. Ее перебивали после второго же слова, спорили и уточняли. Только она начинала повторять, как ее тут же перекрикивали: "Нет, но тут все-таки..." или "Но я так и не понимаю...".
Она плюнула и ушла. Коллектив обратился ко мне. Повторилось в точности то же самое. Когда меня в пятый раз перебили "Все-таки я не понимаю...", я рявкнула:
- Когда ты меня хоть раз дослушаешь до конца, ты все поймешь!

Чего Я не понимаю - почему эти люди спорят, если они действительно не знают, КАК надо поступать в этом случае (то есть, им даже нечего противопоставить тому алгоритму, который до них пытаются донести. У них нет никакого другого варианта. Спорить можно, когда у тебя есть точка зрения, которая не совпадает с точкой зрения твоего оппонента. Но когда ее нет?) Они задают вопрос, то есть, предполагается, что они ожидают получить ответ, но они даже не дожидаются ответа - они уже начинают спорить.

Чтобы закрыть этот курятник, я распорядилась звать меня всякий раз, когда возникнет спорный вопрос, и я скажу, что делать в каждом конкретном случае.

Но это не только они так себя ведут. Я в последнее время все меньше общаюсь с лучшей подругой. Когда мы все-таки встречаемся и разговариваем, я ни одну свою мысль не могу договорить до конца (у меня не какие-то многоэтажные сентенции, как может показаться.) Вот пример нашего разговора:
- Ларка, привет, как дела? Сто лет тебя не видела! Ну как Полина?
- Да так себе. Снова были у врача...
- Ой, а мой младший тоже так болел на прошлой неделе!
следует долгий рассказ о простуде младшего, визите к педиатру, списке лекарств, и консультации по теме. Потом она спохватывается:
- Ну а у вас как? Как Серега?
- Да нормально. Вот он вчера ездил...
- А я своего выгнала к чертовой матери!
следует длинный рассказ о том, как она его выгнала, как он потом приполз, нагулялся, сволочь, но это точно в последний раз.
- Ну а сама как?
- Ничего, на следующей неделе возьму отгул...
- Ой, мне тоже работа надоела! Ларка, ты не представляешь себе, какие люди бывают ненормальные! С людьми так тяжело работать, просто невыносимо, ты себе не представляешь!

Примерно на этом месте мне хочется ее хорошенько треснуть. Она, десять лет просидевшая дома, сейчас работает на полставки в магазине женского белья, она мне рассказывает, как работать с людьми? Я себе не представляю?

Вы думаете, родные лучше? Да ни фига! Однажды я решила рассказать, как мне срочно нужно было помыть машину перед тестом, а денег не было...
Через пять минут я поймала себя на том, что оправдываюсь. Только фраеры как я моют машину перед тестом, хотя у нормальных людей механик отгоняет машину на мойку.
А я хотела рассказать, как я наскребла сорок шекелей, обнаружила, что мойка стоит пятьдесят, и попросила помыть машину только снаружи. А хозяин мойки сказал, что хватит и сорока. А когда я показала ему кошелек - мол, я не пытаюсь выбить у тебя скидку, у меня просто больше нет с собой денег, он предложил мне, чтобы я привезла ему деньги назавтра. И машину мне вылизали и внутри и снаружи, повесили душистую елочку в салон и дали визитку. Но все это я рассказать не смогла - я выслушала, как поступают нормальные люди.

Сергей же выслушал эту историю до конца, но и он неидеален. Когда я продолжила:
- ... А хозяин мойки - араб, а помогают ему, наверное, сыновья...
Он начал возмущаться, что эти арабы в армии не служат. А я всего лишь хотела рассказать, что пока я ждала, к нему подошли знакомые, спрашивали, как дела, и как старший сын. И он ответил:
- И с ним все хорошо, слава богу. Он сейчас проходит альтернативную службу в больнице РАМБАМ.

Вот, сейчас рассказываю. Здесь-то меня не перебьют.
Ах, да! Мыла машину я не сейчас, разумеется, это было летом.
Tags: крепче за шоферку держись баран!, наш ответ ихней "Санта-Барбаре", подружка моя..., поныть, работа, родня
Subscribe

  • К-Клиентоориентированость

    Пару лет назад я решила поменять своего автомеханика и гараж. Сергей тут же посоветовал мне автомастерскую в километре от моей работы - два его…

  • Карантин

    Всю нашу мафию посадили. Ну ладно, не всю. Только тех, кто собрался поиграть в прошлую субботу - около десятка человек. Собралось бы и больше, но…

  • Мертвое море

    ... А через два дня после этого мы все же отправились в путешествие. Дело в том, что мы с Сергеем недавно нашли себе новых друзей. Ключевое слово -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • К-Клиентоориентированость

    Пару лет назад я решила поменять своего автомеханика и гараж. Сергей тут же посоветовал мне автомастерскую в километре от моей работы - два его…

  • Карантин

    Всю нашу мафию посадили. Ну ладно, не всю. Только тех, кто собрался поиграть в прошлую субботу - около десятка человек. Собралось бы и больше, но…

  • Мертвое море

    ... А через два дня после этого мы все же отправились в путешествие. Дело в том, что мы с Сергеем недавно нашли себе новых друзей. Ключевое слово -…